2019-02-26T22:22:15+03:00

Куда исчезли песни на русском языке с "Евровидения"?

Музыкальный критик Александр Беляев о том, что заставляет петь на неродном языке современных москвичей, питерцев, саратовцев или хабаровчан
Поделиться:
Комментарии: comments127
Главный приз конкурса "Евровидение 2018".Главный приз конкурса "Евровидение 2018".Фото: GLOBAL LOOK PRESS
Изменить размер текста:

Нет, ты понял?

Посланником на «Евровидение» назначен Сергей Лазарев, который будет петь, конечно же, на английском языке. Наше теленачальство считает, что так у России выше шанс на победу. Кому нужна эта победа – отдельный вопрос, мы его здесь обсуждать не будем.

Против англотекстов и вообще иностранного «аутсорсинга» в написании песен выступил сам Юрий Лоза. Да, он вообще по любому поводу выступает, компенсируя некомпетентность темпераментом, но тут он точен, как те сломанные часы, что показывают правильное время два раза в сутки. Правда, давайте подумаем, а почему и зачем наши артисты поют песни иностранных авторов на английском? Ответ «чтобы поняли» неубедителен: кто именно должен понять и, простите, что?

Наши участники на «Евровидении» пели на неанглийском только раз за последние многие годы. Я имею в виду «Бурановских бабушек», которые получили почётное второе место, несмотря на свой англо-удмурто-русский волапюк. Остальные англопоющие занимали разные места, от 15 до единственного первого. То есть, как сказали бы экономисты, корреляция между английским текстом и успехом песни на конкурсе очень слабая.

А вот напротив многие призёры, от Марии Шерифович до Русланы, выигрывали с песнями на родном языке. Но мы всё ещё уверены, что раз международный конкурс, то надо петь на английском.

Откуда вообще пошла эта мода, петь на неродном «международном»? Давняя история.

Когда железный занавес рухнул, у каждого уважающего себя советского артиста появилась или песня на иностранном, или русская песня, но переведённая на иностранный язык. С содроганием вспоминаю англоверсию песни Леонтьева «чёрное море» - “Black Sea Coast”… и прочее. Barber Игоря Саруханова – редкий пример хита на английском, хоть и для внутреннего пользования (кстати, только сейчас расслышал, что в припеве там «Парикмахер, ты трогаешь мне шею», ой!).

Алла Пугачёва в 1986 году выпустила в Швеции пластинку “Alla Pugacheva in Stokholm” – отличный альбом, «Белая дверь»/“Through the Eyes of a Child” Юрия Чернавского с английским текстом Ингелы Форсман звучит очень «фирменно» и, на мой вкус, лучше русского оригинала, но в итоге ничего особенного Пугачёва в Скандинавии не добилась, а через 11 лет её на «Евровидении» никто и не вспомнил. Кстати, «фирменно» – это провинциальное словечко, признаю, но я бывший советский пионер, так что простительно.

То был закономерный процесс. Страна открылась, у многих действительно появилась перспектива выступать за границей. А переводить тексты, между прочим, практика вполне западная. Менеджмент джазового певца Ната Кинга Коула чтобы продвинуть в Латинской Америке убедительно попросил его записать пластинку на испанском. Уроженец Алабамы Коул никакого испанского, конечно же, не знал, так что все тексты вызубрил. Но в результате его испаноязычные записи покорили не только латинский мир, но и вообще весь. Quisaz Quisaz Quisaz – его визитная карточка. Но это уникальный кейс, или, как раньше б сказали, казус, что в принципе одно и то же. Смысл в том, что иноязычный альбом делается для конкретной задачи покорения конкретного рынка. Стинг перезаписал свой альбом Nothing Like the Sun на испанском и португальском, потому что тема его песни They Dance Alone – про жертв пиночетовский репрессий.

Питер Гебриэл перепел один из альбомов на немецком – но то Гебриэл, его тексты надо понимать. Хит Девида Боуи “heroes” (так пишется, с маленькой буквы и в верхних кавычках) существует на французском и немецком – он был сочинён и записан в Западном Берлине, в двух шагах от Стены. Про современных романскоговорящих Энрике Иглесиас, Шакира, Тициано Ферро чего говорить – они присутствуют в мировой поп-музыке одновременно в двух сегментах, английском и испанском/итальянском, соответственно.

Мирей Матьё недавно записала песню на русском – но у певицы уже полувековой роман с нашей страной, и, в общем, пора уже, как говорится, render homage, отдать дань уважения верной любви нашей.

Но С 80-х прошло не одно десятилетие (почти три). Время изменилось. Шоу-бизнес изменился. Нет больше главных американских звёзд типа Майкла Джексона и Мадонны. Всё теперь по нишам. США, конечно, до сих пор в плане шоу-бизнеса круты, но... почти все американские хиты написаны шведами. Именно шведские авторы и продюсеры нашли смычку между Востоком и Западом: русская слеза, модный звук, американский бит, международный английский. «Заходит» народу и там, и тут.

Возвращаясь к английскому в песнях. Тексты современных шлягеров «собираются» из готовых блоков, как конструктор. Мало кто ищет/сочиняет свежие рифмы интересные созвучия, неизбитые фразы. Возможно, какие-нибудь альтернативные рокеры, кому есть что сказать. Но в основном англопоющим и сказать-то ничего не надо, поэтому слова/фразы выбираются ходячие, стандартные, - как пресеты и звуки из бесплатной саунд-библиотеки компьютера.

Убогие рифмы shoes/blues, baby/maybe, boy/toy – всё это тасовалось миллион раз. Последний пример – как раз победительница прошлогоднего евровидения Ната Борзилай с песней Toy (I'm not your toy (Not your toy)/You stupid boy (Stupid boy)); впрочем, у неё нашлись-таки забавные рифмы типа alone («одинока»)/smartphone. Но в основном английские тексты авторов, у которых этот язык неродной – это дикарский «пиджин» и язык жестов, ферштейн? Кстати, наши артисты не только не приобрели нормального английского произношения, но и утратили русское. Теперь каждая вторая песня – это какая-то тарабарщина с условно-прибалтийским акцентом и сбитыми ударениями. Что, кстати, беспощадно проанализировала в своей недавней колонке Евгения Сундукян. Мне тут добавить нечего.

Так вот что заставляет петь на английском современных москвичей, питерцев, саратовцев или хабаровчан – ума не приложу. Да, спрашивал. Ответы разные, от «мне так лучше сочиняется» и «в этой позиции петь удобнее» до совсем уж беспомощного «а английский красивей!». Нет, господа, это не аргумент, это халява. Читается подспудное желание – чтоб там заметили. Хотя практика показывает, что там если что и ценят, то не неловкие тексты из штампов, а оригинальные идеи. Нет, «Тату» изначально не пели на английском – их песни перевели уже тогда, когда стало ясно, что на Западе их фишка прокатит.

Вот приходишь на фестиваль. Там, допустим, англоязычные Tesla Boy – наша модная «новая волна». Красивая, достойная, пусть и опоздавшая на четверть века, но ничего, надо ж когда-то начинать. Или вот Gayana, есть такая. Симпатичная группа, профессионально играют мягкий фанк-соул, певица Гаяне Захарова тоже очень хороша. В творчестве, судя по всему, ориентируются на Чаку Хан. Есть такая звезда американская, у нас её никто не знает, только по касательной, как автора хита Уитни Хьюстон I’m Every Woman. Достойный образец для подражания? Безусловно. Но, придя домой с концерта Gayana включишь не их, а, например, хит Чаки Хан “Through the Fire”. Спасибо, Gayana, что напомнили, американская коллега вам кружку пива поставит, уверен.

Спою по-английски – тогда меня все поймут? На самом деле лучше понимают того, кто поёт не по-английски, а – сердцем.

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
Читайте также