2018-11-24T09:02:52+03:00

Всех вылечат

Сегодня народной любимице заслуженной артистке России Наталье Крачковской исполнилось бы восемьдесят лет
Поделиться:
Комментарии: comments6
Роль Ульяны Андреевны Бунши, жены управдома, была в кинокомедии «Иван Васильевич меняет профессию» совсем небольшой, но Наталья Крачковская, как всегда, запомнилась в ней зрителям. ФОТО: кадр из фильмаРоль Ульяны Андреевны Бунши, жены управдома, была в кинокомедии «Иван Васильевич меняет профессию» совсем небольшой, но Наталья Крачковская, как всегда, запомнилась в ней зрителям. ФОТО: кадр из фильма
Изменить размер текста:

Муж называл ее ста килограммами счастья, режиссеры - королевой комедийного эпизода. Для зрителей она осталась лучшей мадам Грицацуевой. Крачковская в советском кинематографе была одна. Играла вроде бы эпизодические, очень короткие роли, но ее помнили и знали. Ее талант разглядел Леонид Гайдай. На роль «женщины необъятных размеров с арбузными грудями» претендовали и Волчек, и Мордюкова. Но режиссер медлил. Тогда звукорежиссер Владимир Крачковский предложил свою жену. К тому времени Крачковская уже снялась в восьми фильмах, но роль мадам Грицацуевой стала знаком пробы. «Я знаю, что была лучшей Грицацуевой», - без ложной скромности говорила она.

Кстати, в знаменитом эпизоде беготни с воплями: «Товарищ Бендер!» Крачковская снималась сама, без дублеров, легко перемахивая через ступеньки - главного врага полных женщин. Говорит, что так легко сумела преодолеть пролеты, потому что в детстве много занималась балетом. В это трудно поверить, но Наталья - ребенок войны - была худенькой девочкой, пока до нее не добралась и не раскормила тбилисская бабушка.

- Скажите, вам когда-нибудь приходила мысль похудеть? - спрашивали Крачковскую журналисты.

- Конечно, приходила! И тут же уходила! - гордо отвечала актриса и заливалась смехом.

Она до самого последнего оставалась хохотушкой, хотя, откровенно говоря, жизнь к веселью располагала мало. Военное детство, полное лишений. Смерть горячо любимого отца в ноябре 1945-го, когда официально война уже закончилась. Отчим, из-за которого Наталья вынуждена будет уйти из дома. Крушение надежд, когда ее, студентку-первокурсницу

ВГИКа, собьет на улице машина. Слепота - правда, временная… Тяжелые болезни, захлестнувшие в пожилом возрасте… И все-таки, несмотря на свою физическую многопудовость, она оставалась удивительно легким человеком.

На вопрос, в чем секрет ее успеха в кинематографе, она отвечала очень просто: «Потому что я хохотушка, незлая и со мной нормально, удобно и комфортно работать».

Но это была не совсем правда. История ее чем-то похожа на историю нашей детской иллюстрации. Выдающиеся художники советской эпохи, не имея возможности реализовать себя во «взрослой» живописи, занимались детской иллюстрацией и подняли ее на мировой уровень. Крачковскую ограничивала не эпоха, а ее типаж. Не будучи ни особенно красивой, ни молодой (она с юности выглядела как «женщиной за сорок») - она не имела возможности эксплуатировать внешние данные, как делали это ее современники и чем промышляют нынешние актеры. Потому выход был один. Создавая свои крохотные эпизодики, она всякий раз создавала характер.

Она была удивительно органична. Не комплексовала по поводу внешности, была окружена мужчинами и, как признают коллеги, была в силах увести кавалера у самой красивой женщины. Однако любовь у нее была одна - звукорежиссер Владимир Крачковский. Они познакомились на съемках, где Владимир вместо цветов и конфет охмурял будущую спутницу жизни ежеутренним стаканом сметаны, свежей булочкой, творогом и вареным яйцом. Стучался в дверь общежития, просил: «Передайте Наташе». Он был старше ее на 15 лет, а ушел на 30 лет раньше. После смерти мужа хотела навсегда уйти в монастырь, но спасли работа и друзья. Для съемок «Пышки» ее увезли в Ригу и нагружали едва ли не больше, чем остальных актеров, не делая поблажек ни в чем.

Она не говорила, что не боится смерти: «Смерти боятся все. Но если она придет - я не буду сопротивляться. Уйду без обиды, потому что жизнь я прожила хорошую». Я помню день ее похорон 5 марта 2016 года. На Троекуровском кладбище еще лежал снег. Было светло и, как в какой-то комедии, стояла наряженная шарами елка.

Такая актриса, как Крачковская, многопудовая клоунесса, была всего одна, потому что и нужна была всего одна. Одна на весь кинематограф, как один Питер Динклэйдж на все «Игры престолов».

Когда уходят известные люди, принято говорить, что остается пустота. Но пустота без Крачковской началась в кинематографе раньше, чем актриса ушла из жизни. Ведь, для того чтобы вынести такую жанровую актрису, необходимо мощное жанровое кино, а в нашем тощем кинематографе долго не находилось типажей не то что веселой пухлой клоунессы, но и , казалось бы, основного набора любого фильма - первого и второго любовников. «И тебя вылечат, и меня вылечат, всех вылечат», - говорила героиня Натальи Леонидовны в картине «Иван Васильевич меняет профессию». Хочется верить, что и кино вылечат.

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на тематическую рассылку, и не пропускайте материалы, которые пишет Евгения КОРОБКОВА

 
Читайте также