2017-06-19T01:14:01+03:00

Молодежь - два процента чего?

Наш колумнист считает, что власть упускает возможность наладить диалог с подрастающим поколением
Поделиться:
Комментарии: comments89
У детей другие кумиры. Другие игры, где одной из главных становится в общем кураже «перемен требуют наши сердца»У детей другие кумиры. Другие игры, где одной из главных становится в общем кураже «перемен требуют наши сердца»Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ
Изменить размер текста:

Недавно теле и радио ведущий Владимир Рудольфович Соловьев на всю страну в федеральном эфире отчеканил в адрес вышедших на несанкционированный митинг 12 июня на Тверской людей ставшую уже практически крылатой характеристику: «два процента дерьма»… Можно ли считать, что Владимир Рудольфович, всегда весьма тонко улавливающий конъюнктуру, высказал сугубо личное мнение? Едва ли. И дело даже не в том, что мы привыкли считать господина Соловьева неким рупором власти. Куда более важным сейчас видится момент формирования реакций различных общественных групп на то, что вытворяет нынешняя «оппозиция». И в данном случае Соловьев выступает лишь ретранслятором мнения своего поколения. Это поколение пережило 90-е, они хорошо помнят, что от социальных потрясений может стать только хуже. Они достигли определенного благополучия и хотят стабильности. Им не нужны никакие революции. Они вполне искренне поддерживают власть, и Навальный своими выходками только помогает им в этом. Но у детей другие кумиры. Другие игры, где одной из главных становится в общем кураже «перемен требуют наши сердца».

Смотрю я за информационным полем и диву даюсь. Молодёжью то нашей власть занялась всерьёз. Мне тридцать восемь, распад Союза пришёлся на мои тринадцать. Не было такого внимания к нам (по самым крайним формам я ещё молодежь - до 38 в комсомоле можно было пылить) с того момента, когда я галстук свой пионерский развязал и джинсы надел. Когда я строем на линейку ходить в лагере пионерском перестал, а сам лагерь назвали не лагерем, а детским оздоровительным центром. Когда нас отпустили в новую неизведанную никем жизнь, как бросают юных "пловцов" в воду в педагогических целях. И вот они занялись молодёжью, как поняли, что упустили все нити управления за эти годы. Был, правда, такой деятель молодежный в России, аккурат после первой оранжевой революции на Украине - Василий Якеменко, собирал он со своим движением "Наши" лагеря на озере Селигер что в Тверской области. Говорят, и сейчас собирает, но уже не за счёт госказны. Так вот он как-то объединял молодых людей под знамёнами борьбы с веяниями западной агитации, желающей нас поглотить и переодеть в свои "голубые мундиры". По сто тысяч человек Василий на улицы в Москве выводил. Да и сейчас та сетка из молодых людей ещё жива и неплохо интегрирована во власть и околовластные общественные и бизнес институты.

И вот занялась власть молодёжью снова. И применили и кнут, и пряник. Только, правда, всё на словах. Ни денег, ни системы так и не предложили. Да и диалога то никакого вести не начали. Комичные попытки поговорить с ребятами в комфортной им среде - интернет - выглядели на всю страну примитивно. И пришедшие в Думу тинейджеры с многомиллионными подписчиками в своих сетях, зачитавшие по бумажке (простите, с айфона) заготовленный заранее текст своего заранее согласованного выступления, были высмеяны и самой молодёжью, "а также их родителями". И не услышала молодежь власть, и снова стала заявлять о своих правах на самостоятельный выбор форм своего общественного существования с главным посылом, мягко говоря, "отстаньте от нас".

Я сам был заместителем министра России по делам молодёжи в 2008 году. И, как мне кажется, я неплохо изучил что им (нам) надо. И что они (мы) готовы за это дать. Молодым людям в первую очередь нужны халявные деньги, понятные перспективы своей реализации (в чём - они сами пока не знают), свободы делать, что они хотят и "чтоб им за это ничего не было". При этом молодежь не готова обещать "женится" на вас. И то, что она не изменит вам завтра с теми, кто им это даст, тоже не гарантирует. Очень переменчивая эта натура - молодежь. Падкая на сахарную вату, рэдбулл, фанту, новый айфон и революционных героев. Тогда власть сказала. Раз так - "отключим газ". Ваш газ. Интернет, ютуб, соцсети. Вон, на Украине бандеровский режим отключил русские соцсети и поисковые машины, ну и мы вам создадим зарегулированную, без наличия анонимности, систему в интернет, где всех вас пересчитаем по головам, как в каком-нибудь коммунистическом Китае. И возмутилась молодежь. Я сам недавно ходил на их публичные дискуссии и слушал их аргументы чтобы мы "убрали от них наши властные руки". Занимайтесь, мол, своими пенсионерами, говорят они нам. Мы, мол, создали свой мир без вас, вы же нас бросили выживать. Мы выжили вот в такой агрессивной форме и хотим эту форму свободы продолжать иметь. Ходить куда хотим, собираться не по трое, курить свои вейпы, которые вы нам запрещаете, слушать Шнура и рэп, смотреть версус-баттлы и иметь свою политическую позицию, отличную от той, что несут нам ваши прикормленные орлы - "лидеры молодёжного общественного мнения" в галстуках разъезжающие по стране и до боли напоминающие нам унылых депутатов вашей Думы, куда эти ваши молодые пропагандисты так стремятся, затягивая для этого нас в свои молодежные правительства и парламенты, и маня нас всякими модными ништяками. Но мы, молодежь, всё никак не хотим в этот новый пионерский строй, который вы, и родители, и наша власть, никак нам не определите. Ни идеологии, ни фанты с кока-колой так и не дали, а требуете от нас лояльности.

И тут появляется телеведущий Владимир Соловьев. И кидает он в топку общественной дискуссии такое полуэкстремистское "вы, молодежь, два процента дерьма", дети коррупционеров оторванных от кормушки, вы идёте на улицу не против Путина или Собянина, а против своего народа, сорвать им праздник, бездарные вы и беспечные. Что это было? Кому это было? На мой взгляд, это классический эксцесс исполнителя. Владимир Рудольфович, стоит отметить, имеет стройное мнение о молодёжи и их, якобы, сегодняшних лидерах. Тут не обвинишь его в двойных стандартах. И решил он хайпануть на тему жёстче чем обычно, да и ситуация того требовала. И сигнал шёл не молодёжи, а нам с вами на них созерцающих. Ему важно было обличить перед нами, взрослыми, именно этот сегмент буйных подростков и поставить их на узенькую полочку общественного среза эдаких молодчиков-радикалов. Отдать им в общественном восприятии те самые 2%, которые так прижились в политическом лексиконе, как аналогия коррупции 90-ых годов. Но вышло как-то, как говорит молодежь в своих сетях, зашкварно. А поскольку он воспринимается обществом как рупор власти, то и тень он бросает на неё, власть, сильную. Ладно ещё там единоросс-фрик Милонов про свои "осинки, апельсинки" рассказывает и это вызывает лишь повод поржать над нашим известным "массоном", но сейчас, на мой взгляд, итак все больше разделяющееся общество нуждается в снижении подобного градуса дискуссии. Подобными высказываниями (несмотря на то, что они, возможно, давно спешат сорваться с уст большого количества, а то и большинства, поколения взрослых людей), мы загнанную в подполье радикальную молодежь оттуда как раз вытащим, новой поросли дадим повод ожесточится, и получим не "2% дерьма", а армию рассерженных горожан с их родителями. И лидеров они своих быстро найдут - политика возвращается в классический популизм. А в популизме сто цветов очень оперативно произрастают пышным цветом.

Подпишитесь на новости:
 
Читайте также